Илья БОГДАНОВ, директор компании Lacerta

В начале июня Министерство финансов утвердило Инструкцию о порядке совершения маржинальных сделок с эмиссионными ценными бумагами. Этот документ включает «зеленый свет» применению маржинальных сделок в торговле облигациями в Беларуси. Впрочем, одних правовых рамок для этого недостаточно. В связи с отсутствием ликвидного рынка ценных бумаг возможностей работы с «плечом» немного.

Суть маржинальных сделок в том, что брокер предоставляет заем клиенту в рамках договора о брокерском обслуживании. Заем может предоставляться деньгами или ценными бумагами, но только для совершения сделок с ценными бумагами на рынке ценных бумаг. За пользование займом брокер получает процентные платежи. В случае маржинальных сделок залогом могут выступать только деньги или ликвидные ценные бумаги. Такими бумагами согласно ин­струкции Минфина могут выступать гособлигации и облигации, прошедшие листинг на фондовой бирже.

Кстати, странно, что Белорусская валютно-фондовая биржа, анонсируя возможность торговли акциями крупнейших мировых компаний благодаря парт­нерству с Санкт-Петербургской биржей, не добивается включения определенных акций в перечень ценных бумаг, которые могут использоваться в качестве залога при маржинальных сдел­ках. Эти акции должны обладать необходимыми для залога характеристиками, в том числе ликвидностью, которая и важна для залогодержателя.

При маржинальных сделках клиент может оперировать не только собственными средствами, но и «плечом» – средствами брокера, которые тот может предоставить ему в виде денег на покупку ценных бумаг либо в виде ценных бумаг для продажи. Сторона сделки (клиент брокера) через определенное время совершает сделку, обратную пер­воначальной, но с тем же активом и по выгодному для себя курсу (если повезет, и это вопрос рынка). Клиент таким образом зарабатывает на разнице в ценах (отрицательной при полученном ценными бумагами займе и положительной, если клиент берет у брокера денежные средства).

Торговля с «плечом» – рас­пространенная практика при торговле ценными бумагами во всем мире – ей уже порядка 100 лет. Однако в Беларусь она пришла только сейчас. К сожалению, необходимо признать, что отечественный рынок к таким инструментам пока не готов.

Котировки по-прежнему в фантазиях

На данный момент в Беларуси вторичный рынок облигаций выглядит довольно своеобразно. Здесь существуют две воз­можности получения дохода. Первая – это процентный или дисконтный доход в размерах, указанных в эмиссионных документах. Вторая, более редкая, – возможность купить облигации у владельца с некоторым дис­контом, связанным с желанием скорее «выйти в кэш».

Большинство держателей об­лигаций является «держателями» в прямом смысле слова. Они владеют бумагами до момента их полного погашения. Таким образом, бумаги не попадают на вторичный рынок, а значит, и не могут служить объектом маржинальных сделок. Облигации в белорусских условиях скорее выступают как альтернатива банковскому депозиту в плане сбережения, нежели инвестиция – операция, сопряженная с большим уровнем риска. При таких настроениях нет спекуляций, хотя именно желание получить спекулятивный доход является драйвером развития фондового рынка.

Для активного заключения маржинальных сделок нужен активный вторичный рынок и, как следствие, котировки облигаций. В торговлю должно быть вовлечено достаточно много игроков, что позволило бы обес­печивать значительные объемы торгов по рассчитываемым в режиме онлайн курсам.

Сегодня на нашем фондовом рынке котируются лишь некоторые выпуски банковских бумаг, и этого явно недостаточно. Институт маркетмейкера, который бы позволял полноценно и регулярно выставлять котировки хотя бы на ограниченный круг ценных бумаг, пока так и не заработал.

Для запуска рынка маржинальных сделок необходимо по­стоянное информационное со­провождение эмитентов и эмис­сий, чтобы новости влияли на происходящее и заставляли инвесторов принимать решения импульсивно. Сегодня, какими бы ни были новости о той или иной компании, это никак не повлияет на котировки ее ценных бумаг. Цены на облигации не волатильны, соответственно, и играть на перепадах цен нереально.

Черепашьи бега

Однако было бы странно ожидать от белорусского рынка быстрого движения в направлении маржинальной торговли. Еще несколько лет назад облигации корпоративных эмитентов были инструментом квазикредитования: банки выкупали цен­ные бумаги, выпуски которых были структурированы с точки зрения обеспечения, погашения, выплаты доходов во многом так же, как кредиты.

В последние годы рынок понемногу раскачивается и все большее количество участников вовлекается в торговлю, а пред­приятия рассматривают привлечение денег через размещение облигаций как альтернативу бан­ковскому финансированию. С точки зрения инвесторов, облигации – это альтернатива банковскому депозиту, но по более выгодным условиям. Соответственно, в большинстве своем они держат ценные бумаги до погашения или до оферт, не ориентируясь на доход от изменения котировок облигаций (котировок-то и нет).

Фактически произошло смещение акцента в стимулах покупки и продажи облигаций. Раньше предприятия выпускали облигации, а банки выкупали их, потому что ввиду имеющейся налоговой льготы они были дешевле кредита ровно на величину этой самой льготы. Сегодня облигации выкупаются физическими и юридическими лицами с рынка, потому что они более выгодны, чем депозиты, ставки по которым падают.

Еще один шаг вперед

Что может помочь быстрее запустить механизмы маржинальной торговли на белорусском рынке?

Сильный импульс дало бы появление выпусков облигаций, доходность (а следовательно, и стоимость) которых будет рас­считываться исходя из некоего динамичного и волатильного базиса. Например, облигации, номинированные в белорусских рублях, имели бы дополнительную положительную или отрицательную премию за счет увеличения их номинальной стоимости на коэффициент девальвации или ревальвации белорусского рубля к иностранной валюте. Тогда сделки с облигациями превратились бы в пари, а ожидающие девальвацию смогли бы заработать при скачке курса несравненно больше, чем составила бы их плата за пользование заемными ресурсами брокера.

При этом эмитент не имел бы серьезных дополнительных рис­ков, кроме тех, которые и так присутствуют при кредитовании в иностранной валюте. Зато для инвестора это создавало бы дополнительный доход.

Также для активизации мар­жинальной торговли можно было бы «отстроить» условия получения «плеча» у брокера от собственно дохода по облигациям. Если брокеру выплачивают фиксированную ставку, то по облигациям она должна быть плавающая. Если номинал облигации выражен в валюте, то заем может быть в белорусских рублях. В этом случае девальвация белорусского рубля позволит получать дополнительный доход от практики оплаты валютных облигаций за белорусские рубли.

У команды Lacerta был опыт выпуска облигаций в рублях, привязанных к курсу валюты. В 2015 г. мы выпускали индексированные облигации для ЗАО «Юнифуд» (сеть АЛМИ). Тогда, в периоды резкого ослабления рубля, инвесторы зарабатывали до 90% годовых в течение купонного периода, вложив белорусские рубли. В то время для эмитента этот риск был сопоставим с тем, который он и так нес по валютным кредитам, терпя убытки из-за курсовых разниц.

В целом появление инструкции Минфина – это, безусловно, положительное явление, даже в условиях скорее мертвого фон­дового рынка. Появление дан­ного документа – это возможность возбудить интерес к маржинальным сделкам, который впоследствии может перерасти в конкретные идеи, позволяющие двигать рынок вперед. Сколько на это понадобится времени – сказать сложно. Учитывая прежние темпы развития белорусского рынка, вряд ли маржинальные сделки заработают в Беларуси к концу 2017 г., как это предусмотрено постановлением. А значит, понятия маржин-колл или стоп-аут пока будут известны только узкому кругу практиков, работающих в основном на зарубежных рынках.

Материал опубликован на сайте «Экономической газеты» от 28 июля 2017 года.