Владимир Симонов — брокер, заместитель директора компании «Ласерта», занимающейся организацией эмиссий облигаций крупных белорусских компаний. В банковской отрасли с 2006 года, работал в отделении «Белгазпромбанка» руководителем группы, последние несколько лет осуществляет операции по размещению корпоративных облигаций.

Представим себе ситуацию, что вы захотели стать инвестором. Являясь патриотом, решили вкладываться не в какие-то там яблочные или оконные компании, а во что-то свое, родное. И тут вам сообщают, что как раз в последние несколько лет в Беларуси набирает популярность такой вид инвестиций, как облигации частных компаний. Поверив в отечественного производителя, вы понесете ему деньги в надежде получить приличные проценты, которые обещает компания. И вот на этом этапе появляемся мы, говорим: «Минуточку!» и предлагаем вам задуматься и оценить риски.

Сразу стоит сказать, что те компании, которые выпускали в Беларуси облигации для широкого круга инвесторов, еще не допускали дефолта. То есть они выполнили или выполняют сейчас свои обязательства по выплате дивидендов и возврату стоимости облигации. Это, с одной стороны, повышает доверие к тем, кто будет размещать облигации в будущем, но с другой — делает этот рынок все более интересным, и на него начинают слетаться все больше желающих получить ваши деньги.

Соответственно, если не было прецедентов, мы можем только предполагать, как будут разворачиваться события, когда произойдет первый дефолт.

А в том, что он рано или поздно случится, я ни на секунду не сомневаюсь.

Количество предприятий, которые выпускают свои облигации, ежегодно увеличивается в несколько раз, и даже простая статистика красноречиво говорит нам, что рано или поздно одно из них не справится со своими обязательствами. В итоге могут пострадать десятки, если не сотни частных инвесторов.

Что же произойдет? Тут надо сказать, что у нас уже есть богатый опыт с дефолтами компаний, которые выпустили облигации и продали их не широкому кругу инвесторов, а одному банку. Разница, по сути, небольшая, облигации есть и там и там, в обоих случаях они обеспечены в полном соответствии с законодательством.

Так вот у банков, которые пытались вернуть свои деньги обратно, возникала масса проблем. Перечислю только некоторые из них.

Недвижимость, которая стала залогом для многих из облигаций, в свое время оценивалась по, скажем так, достаточно оптимистичным ставкам. Говоря простым языком, цена за «квадрат» на пике рынка недвижимости сейчас может быть меньше в разы. Помимо этого, часто можно поставить под вопрос ликвидность объектов — понятно, что легко будет найти покупателя на офис площадью 60 кв. м в центре Минска. Совсем другое дело, когда это огромное 10-этажное здание на окраине столицы. Вопрос с продажей может зависнуть на годы.

И опять же, у банка все же есть варианты, как поступить с залоговой недвижимостью. В конце концов, он может заняться ее реализацией самостоятельно. Отдельному инвестору, одному из тридцати неудачников, вложившихся в компанию, которая прогорела, могут для успокоения показать разве что часть здания: вот твои «квадраты», как только продадим их, отдадим деньги.

Стоит вспомнить и то, что владельцы облигаций в случае банкротства компании находятся в самом конце длинной очереди за выплатами. Расчеты с ними произойдут (если произойдут) после выплаты налогов, задолженности по заработной плате и погашения банковских кредитов и т. д.

Но даже в случае, если имущества компании-банкрота достаточно для покрытия всех долгов, если ее руководство оказывает максимальное содействие для того, чтобы решить все возникшие вопросы, а не скрывается где-нибудь на Мальдивских островах, все равно рассчитывайте на то, что процесс возврата вложенных денег может растянуться на несколько лет упорной борьбы с непредсказуемым финалом.

И как это ни печально звучит для частных инвесторов, это совершенно нормальная ситуация, и реагировать на нее надо соответственно. В США дефолты допускали компании, которые имеют вековую историю, дефолты регулярно возникают на рынках России, Украины, Польши и стран Прибалтики. Вокруг этого явления развивается даже целая индустрия: появляются фонды, которые покупают проблемные долги, происходит торговля плохо обеспеченными облигациями…

Люди должны понимать, что, вкладывая деньги в облигации, они идут на определенный риск, именно он и обуславливает более высокую процентную ставку, чем, например, по банковскому депозиту, сохранность которого защищена государством.

Кто-то, возможно, удивится: мы оказываем посреднические услуги при покупке и размещении облигаций и при этом доносим информацию, которая может отпугнуть некоторых клиентов. Раскрою перед вами все карты: именно с этой целью все и задумано. Я считаю, что человек, который покупает облигации, должен очень четко понимать, что он делает и чем рискует, иначе рано или поздно он придет ко мне домой и, постучавшись во входную дверь топором, попросит: «Верните деньги, пожалуйста».

Поэтому я говорю: ребята, думайте, что вы делаете. Если к нам приходит руководитель предприятия, который говорит: «А давайте соберем кучу денег, откроем сотню магазинов и потом попробуем выйти на Нью-Йоркскую фондовую биржу, а там будь что будет», то мы отказываемся с ним работать. Но о чем это говорит? Мы плавно подходим к периоду, когда облигации захотят выпускать все кто попало. Вполне вероятно, что прямо сейчас уже готовятся эмиссионные документы, и первая громкая новость о дефолте прозвучит в конце этого года или начале следующего.

Да, наверняка появятся компании, которые будут относиться к привлечению денежных средств бездумно, и есть вероятность, что они ошибутся, переоценив свои возможности уже в период первой выплаты купонного дохода. Повторюсь, это совершенно нормально и предсказуемо. Во всем мире это воспринимается как риск инвестора, а не риск государственной финансовой системы. Государство должно всего лишь выстроить нормальный процесс контроля состоятельности компании, которая выходит на рынок облигаций. И к слову, белорусское законодательство в этой сфере очень строго и достаточно инновационно. В рамках нашей финансовой и бухгалтерской системы, в рамках законодательства о раскрытии финансовой информации прописано буквально все. Как этим пользоваться — вопрос эмитента и инвестора, если кто-то из них не обладает достаточным навыком — может быть беда.

И здесь я твердо уверен, если человек не понимает, что стоит за всеми процессами, связанными с выпуском облигаций, лучше положить деньги в банк.

Тут, для сравнения, стоит разобрать, что произойдет с вашими деньгами, если вдруг банк, в котором вы разместили депозит, обанкротится. На самом деле, процедура достаточно проста и прозрачна. Полномочия выплаты задолженности перед вкладчиками в кратчайшие сроки переведут на другой банк, ему будут выделены финансы из Агентства по гарантированному возмещению банковских вкладов, и уже через месяц максимум, отстояв очередь, вы сможете получить свои деньги и вздохнуть с облегчением.

Так стоит ли рисковать? На мой взгляд, только тем, кто готов внимательно изучать и принимать риски.

Источник: https://people.onliner.by/opinions/2018/02/07/mnenie-864

Свяжитесь с нами: